anhinga_anhinga (anhinga_anhinga) wrote,
anhinga_anhinga
anhinga_anhinga

Milorad Pavić died

http://en.wikipedia.org/wiki/Dictionary_of_the_Khazars
http://ru.wikipedia.org/wiki/Хазарский_словарь

"ЛОВЦЫ СНОВ - секта хазарских священнослужителей,
покровителем которых была принцесса Атех. Они умели читать
чужие сны, жить в них как в собственном доме и, проносясь сквозь
них, отлавливать в них ту добычу, которая им заказана, -
человека, вещь или животное. Сохранились записки одного из самых
старых ловцов снов, в которых говорится: "Во сне мы чувствуем себя
как рыба в воде. Время от времени мы выныриваем из сна,
окидываем взглядом собравшихся на берегу и опять погружаемся,
торопливо и жадно, потому что нам хорошо только на глубине. Во
время этих коротких появлений на поверхности мы замечаем на
суше странное создание, более вялое, чем мы, привыкшее к другому,
чем у нас, способу дыхания и связанное с сушей всей своей
тяжестью, но при этом лишенное сласти, в которой мы живем как в
собственном теле. Потому что здесь, внизу, сласть и тело
неразлучны, они суть одно целое. Это создание там, наверху, тоже
мы, но это мы спустя миллион лет, и между нами и ним лежат не
только годы, но и страшная катастрофа, которая обрушилась на
того, наверху, после того как он отделил тело от сласти..."

Одного из самых известных толкователей снов, как говорит
предание, звали Мокадаса аль Сафер.Он сумел глубже всех
приблизиться к проникновению в тайну, умел укрощать рыб в
чужих снах, открывать в них двери, заныривать в сны глубже всех
других, до самого Бога, потому что на дне каждого сна лежит Бог. А
потом с ним случилось что-то такое, что он больше никогда не смог
читать сны. Долго думал он, что достиг совершенства и что дальше в
этом мистическом искусстве продвинуться нельзя. Тому, кто
приходит к концу пути, путь больше не нужен, поэтому он ему и не
дается. Но те, кто его окружал, думали иначе. Они однажды
рассказали об этом принцессе Атех, и она объяснила им, что
случилось с Мокадасой аль Сафером:

- Один раз в месяц, в праздник соли, в пригородах всех наших
столиц приверженцы хазарского кагана бьются не на жизнь, а на
смерть с вами, кто меня поддерживает и кого я опекаю. Как
только падает мрак, в тот час, когда погибших за кагана хоронят
на еврейских, арабских или греческих кладбищах, а отдавших
жизнь за меня погребают в хазарских захоронениях, каган тихо
открывает медную дверь моей спальни, в руке он держит свечу,
пламя которой благоухает и дрожит от его страсти. Я не
смотрю на него в этот миг, потому что он похож на всех
остальных любовников в мире, которых счастье будто ударило по
лицу. Мы проводим ночь вместе, но на заре, перед его уходом, я
рассматриваю его лицо, когда он стоит перед отполированной
медью моей двери, и читаю в его усталости, каковы его намерения,
откуда он идет и кто он таков.

Так же и с вашим ловцом снов. Нет сомнений, что он достиг
одной из вершин своего искусства, что он молился в храмах чужих
снов и что его бесчисленное число раз убивали в сознании видящих
сны. Он все это делал с таким успехом, что ему начала
покоряться прекраснейшая из существующих материй -
материя сна. Но даже если он не сделал ни одной ошибки,
поднимаясь наверх, к Богу, за что ему и было позволено видеть Его
на дне читаемого сна, он, конечно же, сделал ошибку на обратном
пути, спускаясь в этот мир с той высоты, на которую вознесся.
И за эту ошибку он заплатил. Будьте внимательны при
возвращении - закончила принцесса Атех. - Плохой спуск может
свести на нет счастливое восхождение.
Tags: literature, remember
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment